II ОБРАЗОВАНИЕ КОЛОНИИ (1 Часть) - II ОБРАЗОВАНИЕ КОЛОНИИ - История села Парканы - Сайт села Парканы.Новости, фото, видео, музыка.
Block title
Пятница
24.03.2017
02:57


Block title
Block title
Логин:
Пароль:






Block title


Онлайн всего: 4
Гостей: 3
Пользователей: 1


Block title
Block content
Block title
Облако тегов:


Block title
Вопрос:  Вы откуда ?

  Результаты
  Архив опросов

Всего голосовало: 1201
Обсудить на форуме
Block title


Главная » Статьи » II ОБРАЗОВАНИЕ КОЛОНИИ

II ОБРАЗОВАНИЕ КОЛОНИИ (1 Часть)
II. ОБРАЗОВАНИЕ КОЛОНИИ И ЗАСЕЛЕНИЕ ПАРКАН БОЛГАРАМИ

К концу XVIII столетия Россия стала крупнейшей по территории страной мира, имевшей выходы к северным и южным морям. В отличие от других колониальных европейских держав Российская империя осуществляла свои колониальные приобретения не за морями-океанами, а вдоль своих сухопутных границ. Это позволяло ей надежно закрепить приобретенные территории за собой и в короткие сроки включить их в общероссийский рынок. В итоге нескольких русско-турецких войн Россия приобрела все Северное Причерноморье, получившее название «Новороссии». Сюда, в Новороссийский край, устремились десятки тысяч крестьян, ремесленников, торговцев в надежде на лучшее будущее. Именно на плечи простых тружеников легло тяжелое бремя первопроходцев, чьими мозолистыми руками были вспаханы тысячи гектаров плодороднейшей целинной земли, построены десятки городов и основаны сотни поселений. Заинтересованное в скорейшем освоении новоприобретенных земель, царское правительство широко использовало иностранную колонизацию Новороссийского края. В херсонские, Таврические и приднестровские степи были приглашены шведы, французы, итальянцы, немцы, сербы, болгары. Колонистам при заселении оказывалась материальная помощь, предоставлялись широкие льготы. Иностранная колонизация Новороссии совпала с дальнейшим ослаблением Турецкой империи и усилением репрессий против порабощенных ею народов. Особенно тяжелым было положение Болгарии, территория которой стала ареной противоборства турецких наместников между собой и с центральной властью. Тысячи болгарских семей вынуждены были покинуть свои сожженные села. Одни переправлялись морем в Россию, другие уходили на левый берег Дуная в Молдавию и Валахию. Морские переселенцы основывают в Новороссийском крае ряд болгарских колоний: Ольшанку, Малый и Большой Буялык, Терновку (близ Николаева), Кубанку и др. Более сложным в Россию был путь сушей, начинавшийся с переправы на левый берег Дуная. Здесь, в Молдавии и Валахии, получивших в ходе русско-турецких войн автономное управление, болгары чувствовали себя свободнее. Караваны их повозок с нехитрым скарбом растянулись на сотни километров от Дуная до Днестра. Надеясь со временем вернуться в родные края, изможденные болгарские крестьяне на новом месте иногда даже не обзаводились хозяйством, а жили и спали в своих повозках. Там же молодые болгарки рожали детей, а старики находили свое предсмертное ложе. Однако проходили месяцы и даже годы, прежде чем что-либо изменялось к лучшему. На смену бесчинствам турецкого наместника Пазвант-оглу пришла затяжная русско-турецкая война 1806-1812 г.г. Приток болгарских беженцев из-за Дуная увеличился. В ходе войны часть болгарских семей откликнулась на настойчивые приглашения царского правительства поселиться в Новороссийском крае. Именно в такое беспокойное время на левом берегу Днестра, напротив Бендерской крепости, возникает маленькая колония, вдохнувшая новую жизнь в, казалось бы, навсегда исчезнувшее село Парканы.
«Доверяя - проверяй»...
В ходе исследования вопроса о дате и характере нового заселения Паркан, первое время у меня складывалось впечатление, что об этом все или почти все известно. Недостатка в работах общего характера, где упоминается дата возникновения болгарской колонии Парканы, нет. Большинство исследователей считает годом основания колонии 1804 год, ссылаясь на труды известного историка XIX века А. А. Скальковского. Суть заселения Паркан по Скальковскому сводится к следующему: «В 1804 году из Адрианопольского вилайета (Болгарии - Г. А.) морем в Одессу прибыли 320 семей болгар, поселенных затем в Кубанке и Парканах» . Пожалуй, нет такого специалиста по истории болгарского переселения в Россию, кто не обращался бы к трудам Аполлона Александровича Скальковского. Будучи директором главного статистического комитета Новороссийского края, а затем и директором им же созданного архива Министерства Внутренних Дел в Одессе, этот историк имел доступ к огромному количеству документов. Перу А. А. Скальковского принадлежит целый ряд замечательных книг и статей по истории Северного Причерноморья. Не зря еще при жизни он был справедливо назван современниками «Геродотом Новороссийского края» . Авторитет этого ученого настолько велик, что часто специалисты цитируют его без доли сомнения. Хотя еще при жизни Скальковского отдельные его работы подвергались серьезной критике . Ряд современных ученых (В. М. Кабузан, С. Б. Бернштейн) относятся с сомнением к некоторым данным А. А. Скальковского. Для нас эти «неточности», которые, может быть, не влияют на выводы общего характера, имеют принципиальное значение. Нас интересует конкретная дата образования одного конкретного населенного пункта. Необходимы были другие документальные данные об основании колонии. Сам же А. А. Скальковский указывает и другую версию возникновения Парканской колонии, на которую многие исследователи не обратили внимания. Во 2-й главе своей книги «Болгарские колонии в Бессарабии и Новороссийском крае» автор пишет о Парканах, «основанных герцогом Ришелье для разных болгарских выходцев из Бессарабии, между 1806 и 1811 годами, с целью распространения в крае садоводства и шелководства» . В ряде изданий до 1917 года указываются различные даты образования колонии Парканы. В энциклопедии Брокгауза и Ефрона - это 1808 г. , то есть год подписания царского рескрипта от 9 июня 1808 года «Об устроении близ города Тирасполя колонии из выходцев, искусных в шелководстве» . Офицер генерального штаба русской армии А. Шмидт в своей фундаментальной работе и авторы большого статистического исследования по Херсонской губернии указывают точные даты образования всех болгарских колоний Херсонщины, но... дружно «спотыкаются» на Парканах и определяют дату ее образования более расплывчато, соответственно 1808-1811 и 1808-1810 годами. Нельзя не упомянуть и современную трактовку заселения Паркан болгарами, которую мы встречаем в пятом томе Болгарской энциклопедии за 1985 год. Энциклопедическая статья о болгарских колониях в России написана историком И. Дундаровым. Автор берет на себя смелость максимально конкретизировать время и пути образования болгарских колоний. Упоминая о Парканах, И. Дундаров утверждает, что они заселялись дважды: в 1803 году морским путем через Одессу из города Анхиоло, ныне Поморие, прибыло 90 семей, и в 1811 году из города Рахово, ныне Оряхово, прибыло еще 53 семьи. В итоге мы имеем шесть вариантов дат образования болгарской колонии Парканы: 1803, 1804, 1806-1811, 1808, 1808-1810, 1808-1811 годы. «Но где же истина?» - спросит дотошный читатель.
«Пригласить шелководов...»
Признаться, вопрос нового заселения Паркан долгое время был для меня камнем преткновения. Накапливался материал по другим проблемам, ряд данных косвенно доказывал ошибочность имевшихся версий. Однако документальных сведений долгое время найти не удавалось. Несколько особняком среди работ, где упоминались Парканы, стоят книги Е. М. Дружининой и В. Ф. Шишмарева. В обеих работах в научный оборот введены документы, непосредственно связанные с вопросом образования Парканской колонии. Однако авторов интересовали другие проблемы, и эти документы были недостаточно изучены. Лишь собрав воедино данные из архивов Санкт-Петербурга, Одессы, Херсона, Днепропетровска и Кишинева, удалось воссоздать последовательную, иногда даже с точностью до дня, историю заселения Паркан.
Малороссы
Итак, вернемся в конец XVIII столетия в опустевшие Парканы. Губернские власти не могли не обратить внимание на шелковичную плантацию, растянувшуюся вдоль Днестра. Херсонский гражданский губернатор Миклашевский отдал распоряжение Тираспольскому городскому магистрату взять рощу под свою опеку. Это решение было принято на основе императорского указа от 9 августа 1801 года «О приобщении городских жителей к разным занятиям» . Участки тутовой рощи отдавались тираспольчанам с условием, что они будут заниматься шелководством. Впрочем, вполне разумное решение осталось лишь на бумаге. Началась массовая выкорчевка деревьев, в рощу заходил скот. Тутовая плантация стала таять на глазах. В начале 1804 года, озабоченный происходящим, форшмейстер Нестеров пишет докладную новому гражданскому губернатору Окулову о скорой гибели рощи. В Тирасполь прибывает Главный инспектор по шелководству России Маршал фон Биберштейн. Он лично осмотрел остатки шелковичной рощи и распорядился немедленно окопать ее рвом и взять под охрану. Среди местных чиновников родилась идея пригласить из-за Днестра знающих толк в шелководстве крестьян. Оказать содействие в переселении крестьян-шелководов вызвался молдавский мелкопоместный дворянин, терновский землевладелец Авксентий Мандра , обещавший также построить в Парканах «большой шелковичный завод». Авантюрист по натуре, А. Мандра, по-видимому, преследовал в первую очередь корыстные цели. На парканской земле у него имелись две ветряные мельницы и землянка, а ближе к Терновке - большой фруктово-виноградный сад. В ответ на услуги А. Мандра надеялся сохранить свои участки, купленные им подешевке еще в 1796 году у тираспольских купцов Михаила Полякова и Михаила Демидова 4. Действительно, при содействии А. Мандры в Парканы весной 1804 года прибыли две семьи: Григория и Ивана Томаченко . Лишь на следующий год Херсонский гражданский губернатор Окулов поручает Тирасполь¬скому дворянскому предводителю Туманову вызвать из Молдавии знающих толк в шелководстве людей . Весной 1805 года в Парканы прибывают 22 семьи «шелководцев-молдаван из Кишиневского округа». Прежде чем приступить к анализу сохранившегося списка первых парканских поселенцев, следует учесть, что в ряде старых документов все выходцы из-за Днестра, независимо от национальной принадлежности именовались «молдаванами». Отдельные исследователи , не вникая в содержание документов, делают ошибочные выводы о прибытии в Парканы большой группы молдавских семей. Наиболее ранний список парканских поселенцев, составленный членом опекунской конторы Бриганци датирован 30 июня 1805 года.

К тому времени, вместе с прибывшими в 1804 г., в колонии проживали вместе с семьями:
1. Антон Соловей,
2. Григорий Томаченко с братом Никитой,
3. Иван Томаченко,
4. Прокоп Черниченко,
5. Демьян Погорельский,
6. Иван Прусь,
7. Алексей Горбалюк,
8. Михаил Сирак,
9. Яков Коваль,
10. Семен Швец,
11. Андрей Шевчук,
12. Антон Костуренко,
13. Константин Загарий,
14. Пантелей Кушниренко,
15. Исаак Загороднюк,
16. Пантелей Заболотный,
17. Константин Емельяненко,
18. Григорий Мазуренко,
19. Федор Швец,
20. Иван Продан с братьями Андреем, Петром и Танасием,
21. Трофим и Иван Лось,
22. Иван Ильяшенко, 1С и холостой Танасий Довгань . Итого в Парканы прибыло 47 душ мужского и 43 - женского пола. Среди первых поселенцев мы легко находим предков и нынешних парканских семей. Вполне очевидно, что перед нами список семей украинцев или, выражаясь языком начала XIX века, «малороссов». Как же они оказались в Парканах? После русско-турецкой войны 1787-1792 годов началась очередная волна миграции населения. Причем не только в российские пределы, но и наоборот, часть крестьянства, казачества ушла за Днестр. Бывшие запорожцы-черноморцы не торопились возвращаться в Россию, хотя правительство обещало амнистию всем казакам, бежавшим в турецкие владения. Их опасения были не напрасны. Новоявленные новороссийские помещики всеми правдами и неправдами старались заполучить крепостных крестьян. Нередки были случаи, когда целые села, основанные переселенцами с берегов Дуная и из-за Днестра под видом составления ревизских сказок становились собственностью помещиков. Чтобы погасить возникшее недовольство и побудить русских и украинских крестьян, бывших запорожцев, в возвращении в Россию, в 1804 г. император Александр I подписывает указ «Об обязанных поселянах», в котором помещикам запрещалась подобная практика. Все левобережные приднестровские села остались казенными. Незадолго до этого, в 1802 году, вышел манифест, запрещающий закрепощать крестьян, вышедших из-за границы. Видимо, поэтому бывшие запорожцы, поселившиеся в Парканах, всячески подчеркивали свое «иностранство» и не были против, когда в официальных документах их называли «молдава¬нами». Вполне определенно можно выяснить последнее место пребывания украинских казаков до их прибытия в Парканы. Формулировка «из Кишиневского округа», данная в документе чиновником Бриганци, слишком обтекаема. В том же документе сообщается, что семьи прибыли из Одессы. В одном из отношений Херсонской межевой конторы переселенцы названы «выходцами из числа поселенцев г. Овидиополя» (ныне с. Овидиополь Одесской обл.), расположенного на левом берегу Днестровского лимана. Еще несколько документов косвенно доказывают прибытие семей из Овидиополя и их принадлежность к казачеству. К концу 1805 г. оттуда в Парканы прибыли еще две семьи: Самуила Чумаченко и Якова Мацыченко Чмиля. В Овидиополь несколько раз выезжали по делам Д. Погорельский и И. Томаченко, а в 1815 г. овидиопольский мещанин Степан Кочуровский женился на дочери Д. Погорельского Анне19. Прибытие в Приднестровье первах украинских семей с низовьев Днестра и Дуная стало только пробной попыткой. После окончания русско-турецкой войны 1806-1812 г.г. и присоединения Бессарабии к России значительная часть украинцев поселилась в Бендерах. Удивительный факт: в переписи населения города за 1817 год чаще всего мелькают уже знакомые нам фамилии парканских украинцев Черниченко, Чумаченко, Швец, Кушниренко, Чмиль, Костуренко и др. В малороссийской «магале» города Бендеры к тому времени насчитывалось 1236 душ мужского , пола и 802 женского . Что это? Случайное совпадение или попытка семейных кланов объединиться? Отсутствие документов не позволяет нам ни опровергнуть, ни подтвердить данное предположение. Нового прилива украинских семей в Парканы однако не произошло . Прибывшие семьи шелководов начали обустройство в Парканах, но с первых же дней встретились с большими трудностями. Рядом с ними находились хутора тираспольчан, статус поселян не был четко определен. Из 22-х семей лишь 8 прибыли со своей скотиной. Среди поселенцев было 5 ремесленников: 2 сапожника, 2 ткача и 1 шапочник. Избранные поселянами староста Иван Прусь и выборный Константин Загарий тщетно обивали пороги уездных учреждений, прося помощи в обустройстве. По счастливому стечению обстоятельств в Тирасполь прибыл недавно назначенный Новороссийский генерал-губернатор Э. О. Ришелье. С именем этого крупного государственного деятеля неразрывно связана история Паркан в первые десять лет после своего возрождения. Выходец из древнего аристократического рода, герцог Арман Эммануэль Дюплесси де Ришелье вынужден был бежать в 1789 г. из революционной Франции в монархическую Россию. Поступив на службу в русскую армию, Ришелье отличился при штурме Измаила. В начале XIX века он уже имел чин генерал-лейтенанта. Энергичный, хорошо образованный француз привлек внимание императора Александра I. В 1803 г, он назначается градоначальником Одессы. В России теперь он для всех «Эммануил Осипович» или «Дюк» Ришелье. В марте 1805 г. градоначальник маленького портового города назначается генерал-губернатором всего Новороссийского края. Но мало кто упоминает, что помимо этой ответственной должности Ришелье исполнял также обязанности Главного управляющего по части водворения колонистов. Хотя это во многом объясняет его повышенное внимание к колонизации юга России. Генерал-губернатору Ришелье Парканы обязаны своим стремительным взлетом. Недаром в селе до сих пор некоторые старожилы сохранили предания о «князе Дюке». В начале июня происходит встреча первых парканских поселенцев с Ришелье. После этой встречи у генерал-губернатора возникла идея создания в Парканах шелководческой колонии. «Иностранство сих людей и важность хозяйственного предмета, для которого они сюда вызваны, - докладывал он в Министерство Внутренних Дел, - решили меня поручить ведомству к попечению конторе опекунства иностранных, с намерением поселить их особенною колониею по правилам других водворяемых здесь переселенцев, сделать им вспоможение и дать надлежащие к шелководству средства» . По приказу Ришелье из днестровских плавней поселенцам было отпущено необходимое количество леса для обустройства, началось формирование земельного фонда. Между тем идея Ришелье о дальнейшем будущем Паркан обсуждалась на самом высоком уровне. 2 августа 1805 г. Министр Внутренних Дел Росси В. П. Кочубей доложил Александру I предложение Ришелье об образовании в Парканах шелководческой колонии. Император одобрил действия Новороссийского генерал-губернатора . Однако процесс юридического оформления статуса Парканской колонии затянулся по целому ряду причин. 'Во-первых, отвод земли колонистам оказался делом достаточно сложным. Во-вторых, семьи, вывезенные Тумановым из Овидиополя, вряд ли подбирались по знанию ими шелководства. Отдельные переселенцы не стремились осесть в Парканах. Из 29 семей, поселившихся к августу 1805 г. на 1 января 1806 года в селе осталось только 20 семей в количестве 72 человек . Из колонии уходили случайные люди, преследовавшие во время переселения другие цели. Характерно донесение Константина Загария в опекунскую контору за февраль 1807 г.: 1 семья исключена за воровство, одна бежала . Многие переселенцы видели в приграничном населенном пункте на левом берегу Днестра своеобразный трамплин для дальнейшей миграции в глубь Новороссии. В одном из донесений в опекунскую контору за апрель 1806 г. сообщается, что «прибывшие с молдавской стороны Терентий Соловьев, Степан Рыбаченко и Игнатий Беспалый пожелали остаться в войске Черноморском, а Георгий Цуркану пожелал переселиться в казенное селение Тираспольского уезда» . Не следует также забывать, что в непосредственной близости от Паркан на противоположном берегу находилась мощная турецкая цитадель, и многие переселенцы старались избежать такого неприятного соседства.
Болгары
К концу 1805 г. Ришелье убедился в необходимости нового подхода в создании полнокровной и многочисленной шелководческой колонии. У новороссийского генерал-губернатора возникла идея поселить в Парканах болгарских беженцев. Не раз Э. О. Ришелье высказывал свои симпатии к болгарским колонистам. С их приходом он надеялся в корне изменить состояние Парканской колонии. В Одесском областном архиве в разных фондах сохранилась переписка Ришелье с Главным судьей конторы опекунства иностранных поселенцев Самуилом Христиановичем Контениусом. Многолетняя дружба двух высокопоставленных чиновников отразилась на страницах этих документов. Материалы переписки Ришелье - Контениус были любезно предоставлены мне сотрудницей архива О. В. Коноваловой, которая готовит их к публикации. Моменты личного характера в письмах сочетаются с делами государственными. Часто в этих письмах Ришелье позволяет себе то, чего не позволил бы в переписке с другими государственными чиновниками. Переписка Ришелье - Контениус, другие материалы из Одесского архива, а также подробные списки колонистов из Днепропетровского областного архива, ряд документов из других архивов позволяют нам детально рассмотреть процесс заселения Паркан болгарами. В 1805-1806 годах в Новороссийском крае идет интенсивная подготовка к приему больших партий немецких и" болгарских колонистов. В Одессе был создан специальный строительный комитет, занимавшийся постройкой домов для переселенцев. Ришелье лично следит за распределением средств из строительного комитета, обсуждает с его руководителями планы застройки и другие текущие вопросы. В конце 1805 г. Ришелье отдал указание уездному землемеру А. С. Шаржинскому начать обмежевание для Парканской колонии «под поселение молдаван, шелководством занимающихся» . Он хорошо понимал, что отводимой земли для Паркан мало. Ришелье настойчиво ищет оптимальный выход из положения. Внимание генерал-губернатора привлекли обширные земельные владения Григориополя - приднестровской колонии армян, созданной по личной инициативе Г. А. Потемкина и названной в его честь. Жившие в колонии армяне занимались в основном ремеслом и торговлей, а земля большей частью пустовала или использовалась не по назначению. Ришелье предлагает существенно сократить земельный фонд Григориополя, «вопреки живущим там армянам», в пользу прибывающих болгарских и немецких колонистов. Лишние земли нашлись и у близлежащего казенного села Малаешты. 27 января 1806 г. Новороссийский генерал-губернатор в письме С. X. Контениусу сообщает о первых успехах в формировании Парканского земельного фонда: «Шаржинский прислал мне план сей земли напротив Бендер и той, которую можно присоединить к ней; вся вместе не превышает 6 тыс. десятин, тем не менее, там можно поселить болгар, ежели они к нам прибудут. Единственный недостаток - она (колония - Г. А.) довольно близка к турецкой границе». В 1806 г. началась новая затяжная русско-турецкая война. Э. О. Ришелье, не оставляя своих гражданских должностей, занят в войне. Под его руководством русские войска без единого выстрела заняли крепость Аккерман. С начала войны поток беженцев из Болгарии в Молдавию и Валахию усиливается. Заинтересованное в заселении Новороссийского края, царское правительство обраща¬ется к болгарам с предложением российского подданства: «Все те, которые пожелают воспользоваться сим предложением, найдут в России надежное прибежище для поселения своего, получат земли в Крыму и в степях между Бугом и Днестром лежащих, и что от тамошних начальников доставлены им будут все выгоды и всякие нужные пособия для заведения их хозяйства» . Часто сменявшиеся главнокомандующие русскими войсками на Дунае, помимо директив чисто военного характера, имели строгие указания о всяческом содействии болгарам к переселению в Россию. После того как без боя капитулировал гарнизон турецкой крепости Бендеры, усилился поток переселенцев на левый берег Днестра в районе парканской переправы. Командир казачьего полка подполковник Платов 3-й ежемесячно докладывал своему коман¬дующему барону Мейендорфу о переправе у Паркан семей с имуществом . В Парканах появляются первые болгарские семьи. Но большинство из них здесь не задерживается. После недолгого пребывания в Парканах они направляются в другие болгарские колонии: 6 семей выбыло в Катаржину, 2 семьи - в Большой Буялык . И все же три болгарских семьи в 1806 году осели в Парканах: Радула Вельвича, Григория Димитрова (вскоре умер) и Братана Степанова . После взятия Бендер герцог Ришелье наконец получил возможность реализации своего крупномасштабного плана массового переселения болгар в Новороссийский край, в том числе и в Парканы. С этой целью ранней весной 1807 года в Молдавию и Валахию выезжает его любимец и протеже член опекунской конторы камер-юнкер Петр Сергеевич Мещерский, молодой и энергичный чиновник, выходец из древнего княжеского рода, впоследствии российский сенатор. Результаты его «длительной командировки» не замедлили сказаться. Документы позволяют нам с точностью до дня определить время прибытия болгар в Парканы в течение 1807 года.
Итак, со своими семьями прибыли:
15 марта Станчо Спасов, Мино Николаев.
24 марта Тодор Топал.
4 апреля Семен Николаев, Петр Узун Танас, Никола Стоянов, Петко Пелтек.
12 апреля Волко Чунжук, Зело Диордиев, Киро Волков, Ангел Генов, Никола Бахчеван.
7 мая Тодор Сербии.
16 июня Стою Николаев, Стоян Ников, Стоян Димов, Стамо Иванов, Стоян Ангелов, Волкан Драган.
24 июня Петр Стоянов, Иван Петров, Диордий Петров, Бано Жеков, Стоян Иванов.
1 июля Марко Дизов, Тодор Киров, Велико Радулов, Диордий Стоянов, Стефан Стоянов, Христо Велев.
3 июля Райко Сталев, Мито Добров, Марин Милчев, Стано Стоянов, Пенко Николаев.
17 августа Волко Вельвич.
20 октября Стоян Диордиев .
В конце июня 1807 года собрались на совместную мирскую сходку украинцы и болгары. В связи с тем что бывший староста колонии Иван Прусь выбыл из села, необходимо было выбрать нового старосту. Им стал недавно прибывший в Парканы Стоян Ников. С августа 1807 года поток болгарских переселенцев резко уменьшился. Ришелье решает отправить на помощь Мещерскому группу наиболее авторитетных болгарских колонистов. 19 августа 1807 года он отдает распоряжение смотрителю болгарских колоний губернскому секретарю Копейкину: «Получа сие, немедленно отправьте ко мне в Одессу голову Зело Несторова , старосту Стояна Нико (Никова - Г. А.) и изберите еще двух или трех добропорядочных хозяев, которые бы способны были к приглашению вывести из-за границы для поселения в Россию болгар» . Не успев освоиться в Парканах, Стоян Ников и его товарищи снова отправились за Днестр агитировать болгар к переселению в Россию. К осуществлению этой акции подключился также начальник пограничной службы генерал-майор И. Ф. Катаржи. Еще в 1806 г. Катаржи внял уговорам Ришелье и согласился продать казне свое обширное имение. На его месте возникла болгарская колония, получившая название по имени помещика - Катаржина. С этой колонией Парканы имеют много общего. Они одновременно заселялись, входили в один колониальный округ и постоянно поддерживали между собой многосторонние, в том числе и родственные связи. В ходе своей продолжительной поездки князь Мещерский предполагал вывести из-за Днестра до 400 семей болгар и до 300 семей черносербов. В рапорте на имя Ришелье он предлагал : поселить черносербов в Крыму, а болгар «разместить по одесскому водворению», то есть между Днестром и Бугом. Мещерский : прилагает к своему рапорту краткий план предполагаемого ; расселения семей по колониям. В Парканы планировалось заселить 91 семью. Если же переселенцев будет больше, чем предполагается, то Мещерский предлагал расселить их дополнительно в нескольких 1 колониях, «особливо в Парканах, будучи из них найдутся хорошие шелководцы, тем более, что колония сия, пользуясь преимущест¬венно столь важной отраслью хозяйства, не имеет надобности в 60 десятинах на семейство наряду с прочими» . В последнем пункте своего рапорта Мещерский предложил и другой ' вариант на тот случай, если число семейств «будет гораздо менее ожидаемых, то оконплектовать ( в тексте - Г. А.) оными Катаржинскую колонию и Парканы» . И действительно, надежды Ришелье и Мещерского переселить до 400 семей болгар не оправдались. Комплектование колоний прошло по третьему варианту, предложенному Мещерским. Поездка Стояна Никова с товарищами закончилась тем, что в ноябре 1807 г. в Парканы приехали еще 7 семей: Игната Петкова, Ангела Градинаря, Димо Петкова, семья неизвестного (в ведомости написано: «выбыл по предписанию начальства»), Савы Стефановича (вскоре умер), Яни Станилевича, Стою Тулума. Согласно колонистским ведомостям, на 1 декабря 1807 г. в Парканах проживало 64 семьи общей численностью 287 душ обоего пола . Из них болгарских семей - 47. В течение 1807 г. в Парканы прибыло 44 болгарских семьи. В Катаржину за это же время прибыло 117 семей численностью 325 душ обоего пола, а вместе с прибывшими в 1806 г. в Катаржине проживало: 141 семья и 388 душ . Любопытен тот факт, что в колонистских ведомостях с 1805 по 1810 год Парканы назывались «колонией молдаван и других поселенцев» и заносились в документы отдельно от болгарских колоний. Хотя уже с 1807 г. болгар в колонии было подавляющее большинство. Между тем параллельно с начавшимся переселением болгар в Парканы продолжалась многомесячная переписка Э. О. Ришелье с Министром Внутренних Дел В. П. Кочубеем. После устного одобрения Александром I плана образования шелководческой колонии должен был последовать императорский указ. Но для этого Министерство Внутренних Дел требовало от Новороссийского генерал-губернатора не только четкого обоснования необходимости создания шелководческой колонии, но и детальной разработки путей формирования земельного фонда Паркан. Именно нерешен¬ность земельного вопроса была главной причиной задержки принятия царского указа. В октябре 1807 г. Ришелье отправляет в Санкт-Петербург князя П. С. Мещерского, изрядно уставшего после длительной поездки в Молдавию и Валахию. Но Мещерский едет в столицу не только отдохнуть и повидать друзей и близких, но и по служебным делам. Он привез от Ришелье целый пакет предложений «о землях для парканской колонии» . Суть их сводилась к передаче Парканам части земель казенного села Малаешты, прилегающего к Григориополю, а также тридцати одного участка тираспольских жителей. Эти земельные участки были оценены на общую сумму 3026 рублей и подлежали передаче Парканской колонии. Тираспольчане получали за это соответствующую денежную компенсацию. Ришелье торопил события. «Приняв попечение об устройстве сей колонии, - писал он Кочубею, - я имею уже 59 семей лучших шелководственников». Генерал-губернатор собирался в короткие сроки «удалить от них неспокойных тираспольских соседей, занимающих вблизи их жилищ свои хутора под видом принадлежности им садов» . Рассуждая о перспективах, Ришелье доложил Кочубею о том, что планирует поселить в Парканах «150 семей лучших шелководственников, которые смогут уже в настоящее время дать ежегодно около 60 пудов шелку». Проект, предложенный Новороссийским генерал-губернатором, не сразу получил одобрение В. П. Кочубея. Министр считал завышенным необходимое количество земель для Парканской колонии, у которой по роду своей деятельности якобы не будет необходимости иметь много земли. Вспомним, что и князь П. С. Мещерский был такого же мнения. Настойчивый Ришелье приводил свои аргументы: «15-десятинной пропорции земли на душу или лучше 60 десятин на семейство будет достаточно для парканских поселенцев, выключая садовые участки и места для разведения тутовых деревьев отделенные, приемля в уважение, что занятие кормлением шелковичных червей и выделыванием шелка есть дело женского пола и что шелководство в скором времени не может быть доведено до такой степени, чтобы единственным от оного поселенцы могли иметь себе пропитание, не занимаясь сверх того хлебопашеством и содержанием хоть одного рабочего скота»42. Доводы Э. О. Ришелье оказались убедительными, а для Паркан создание большого земельного фонда и заложенная с первых же лет многопрофильность хозяйства сыграли решающую роль в росте благосостояния колонии. К весне следующего года все проблемы были решены. В жизни Паркан происходит знаменательное событие. Они уже официально получают статус колонии. 9 июня 1808 года император Александр I подписывает именной рескрипт, адресованный Новороссийскому генерал-губернатору, «Об устроении близ города Тирасполя колонии из выходцев, искусных в шелководстве». «Министр Внутренних Дел донес Мне, - говорилось в рескрипте, -о предложениях ваших устроить колонию из выходцев в шелководстве искусных близ города Тирасполя, на месте называемом Комарова Балка, или Парканы, где находятся еще остатки бывшей там во время турецкого владения шелковичной рощи, с отделением для оной несколько земли от того города и от казенного селения Малаешты». В постановляющей части рескрипта, состоявшей из четырех пунктов, все предложения Ришелье получили поддержку.

 Читать дальше >>> III. ПАРКАНСКОЕ СЕЛЬСКОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ

Категория: II ОБРАЗОВАНИЕ КОЛОНИИ | Добавил: parcanec (28.11.2008)
Просмотров: 4703 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 3.7/3
Всего комментариев: 1
1  
Година на основаване: 1803 и 1811
Преселници от:
<1> Анхиало (днешна Поморие) - 90 семейства, 887 души.
<2> Рахово (днешно Оряхово) - 52 семейства, 380 души.
[size=18]

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Чтобы добавить сообщение, необходимо авторизоваться.
Онлайн всего: 4
Гостей: 3
Пользователей: 1
© 2013 | | Карта сайта
Перевести: