Конференция в Варшаве - Форум с.Парканы
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Dobrik, parcanec 
Форум с.Парканы » Форум сайта Парканы. » село Парканы » Конференция в Варшаве (Конференция в Варшаве)
Конференция в Варшаве
parcanecДата: Суббота, 12.05.2012, 14:55 | Сообщение # 1
Конференция в Варшаве
Тем временем 17 сентября РСФСР и УССР обратились к Румынии с просьбой о выдаче перешедшего 28 августа Днестр Н. И. Махно и его соратников. 27 сентября румынское правительство предложило представить документы от судебных инстанций о выдаче и взять на себя обязательство не применять к выданным смертную казнь, так как в Румынии она отменена. В этом случае румынская сторона рассмотрит дело и решит вопрос о выдаче. 22 октября РСФСР и УССР указали Румынии, что ее требования юридического характера относительно выдачи Махно будут учтены и соответствующие материалы представлены. Но деятельность самих румынских властей в Бессарабии, которая вопреки договору от 9 марта 1918 г. все еще остается оккупированной, изобилует как нарушениями юридических процедур, так и применением смертной казни. 29 октября румынская сторона уведомила Москву о том, что она пока не знает, находится ли Махно в числе интернированных в Бессарабии. В целом же советская нота от 22 октября была охарактеризована как вмешательство во внутренние дела Румынии, хотя советское предложение об обсуждении проблемы судоходства на Днестре, по мнению Бухареста, свидетельствовало о признании советской стороной фактического положения дел.[185]
22 сентября в Варшаве началась советско-румынская конференция, которая должна была «наметить программу будущей конференции, которая положит конец фактическому положению в отношениях между Россией и Румынией». Советскую делегацию возглавлял Л. М. Карахан, румынскую — Г. Филалити. По мнению советской делегации, на будущих переговорах следовало рассмотреть следующие вопросы: «Вопрос о Бессарабии, в настоящее время оккупированной румынскими войсками, вопреки договору, заключенному между Россией и Румынией об очищении этой области. Урегулирование русско-румынских границ. Урегулирование судоходства по Дунаю. Взаимные расчеты. Возобновление торговых отношений. Возобновление дипломатических и консульских сношений. Охрана интересов национальных меньшинств. Взаимное невмешательство во внутренние дела обеих стран. Ликвидация банд, переходящих из Бессарабии на украинскую территорию с преступными целями. Конвенции о возобновлении почтово-телеграфных и железнодорожных сообщений».
Румынская делегация отказалась обсуждать на конференции вопрос о Бессарабии, так как, по ее мнению, «с точки зрения исторической и национальной Бессарабия составляла интегральную часть Румынии до 1812 г.; с точки зрения этнической население Бессарабии в значительном большинстве является румынским; с точки зрения принципа национальностей население Бессарабии присоединилось к своей родине по решению, принятому 20 марта 1918 г. „Сфатул Цэрий“ — парламентом Молдавской республики, признанным правительством Керенского; румынская армия перешла Прут после решения „Сфатул Цэрий“ присоединиться к Румынии и по требованию бессарабцев». Точно так же румынская сторона отказывалась от обсуждения вопроса о нацменьшинствах и о судоходстве на Дунае. В отношении банд, переходящих с Украины в Бессарабию, Филалити предложил создавать по каждому такому факту смешанные комиссии для их расследования. В целом румынская сторона предлагала обсудить на будущей конференции следующие вопросы: «Ценности, находившиеся в России в качестве вклада. Помещение и имущество румынского посольства в Петрограде. Вклады, сделанные румынскими комиссиями по снабжению в банках России. Освобождение, если возможно немедленное, с разрешением вернуться на родину румын, задержанных в России… Русские беженцы в Румынии, а также русские из армии Врангеля».[186]
23 сентября стороны согласовали вопрос об обсуждении на будущей конференции проблемы взаимных расчетов. Вопрос о судоходстве на Дунае, по мнению Филалити, уже был решен в Париже, но он обещал запросить в Бухаресте инструкций. При обсуждении вопроса о нацменьшинствах Карахан сослался на советско-польский договор, в котором эта проблема нашла свое отражение. Что же касается Бессарабии, то советская делегация изложила следующее мнение: «Бессарабия не могла быть неразрывной частью Румынии, потому что независимость Румынии была признана в 1878 г.; с точки зрения этнографической можно доказать противоположное тому, что утверждает {румынская сторона}; тот факт, что Румыния стремилась в 1920 г. путем договора с санкции великих держав к присоединению Бессарабии, доказывает, что акты „Сфатул Цэрий“, касающиеся присоединения Бессарабии, не являются никоим образом неоспоримыми; провозглашение Молдавской республики (24 января 1918 г.), так же как и образование самого „Сфатул Цэрий“, имело место в конце ноября 1917 г. после свержения правительства Керенского; независимо от того что „Сфатул Цэрий“ не имел полномочий решать вопрос о присоединении Бессарабии, его постановления были приняты под прямым давлением военных властей и под влиянием административного террора; договор, подписанный русским правительством и генералом Авереску (9 марта 1918 г.), предусматривал эвакуацию Бессарабии румынами».[187]
В личной беседе с Филалити Карахан предложил ему обойти вопросы о Бессарабии, нацменьшинствах и румынских ценностях на будущей конференции. По его мнению, это позволило бы восстановить дипломатические отношения и вопрос о румынских ценностях можно было бы решить позднее в дипломатическом порядке. Однако, как докладывал в Бухарест Филалити, по его мнению, «большевики нацелены только на одно: чтобы восстановить отношения и с нами, как были восстановлены со всеми соседями, и чтобы послать нам в Бухарест 80-100 человек, как они сделали здесь {в Варшаве}, которые начнут пропаганду». Соответственно румынский представитель считал, что «восстановить отношения с большевиками означало бы играть в их игру без всякой пользы для нас».
28 сентября премьер-министр Румынии Авереску в телеграмме Филалити подтвердил неизменную позицию Бухареста относительно Бессарабии и напомнил ему, что вопрос о румынских ценностях остается «требованием первейшей важности». Тем не менее от румынской делегации требовалось «не ускорять события, а затягивать их в зависимости от обстоятельств». 3 октября Авереску напомнил Филалити, что относительно «Бессарабии следует найти формулировку, позволяющую обсуждать все вопросы, вытекающие из фактического положения дел, которое сложилось в ходе событий времен войны», а «вопрос о взаимозачетах не может быть исключен из программы. Напротив, он должен явиться одним из главных пунктов для выяснения… При всех обстоятельствах наша тактика должна заключаться в выигрыше времени — мы должны быть покладистыми с точки зрения формы и очень осторожны в том, что касается сути».
3 октября РСФСР и УССР направили Румынии ноту, в которой отметили, что румынское правительство не согласилось выслать из страны представителей правительства УНР, указанных в советской ноте от 13 августа, и приводили новые факты деятельности петлюровских агентов на территории Бессарабии и помощи им со стороны румынских войск. Сделанное ранее предложение о возможности преследования советскими войсками бандитов на территории Бессарабии учитывало аналогичную договоренность между Румынией и Болгарией. Во всяком случае сохранение петлюровских организаций в Бессарабии сохраняет актуальность такой возможности. Развитие переговоров в Варшаве, где советские правительства готовы устранить «все существующие недоразумения», будет зависеть от действий Румынии, направленных на прекращение «организации враждебных действий против Советских республик».[188]
5 октября, инструктируя Филалити, Авереску указал, что «советское правительство является из всех возможных русских правительств тем, с которым мы можем самым для нас благоприятным образом вести переговоры по вопросу о Бессарабии — действительно спорному пункту между Румынией и Россией. Согласие этого правительства на признание фактического положения дел может в будущем, если в России все изменится, оказаться мощным рычагом. Поэтому необходимо приложить максимум усилий, чтобы добиться этого». Конечно, и вопрос о румынских ценностях «не должен выпасть из программы, поскольку без него переговоры потеряют для нас всякий интерес». В тот же день на очередном заседании советско-румынской конференции Филалити огласил декларацию румынского правительства: «Румынское правительство не допускает ни в коем случае и ни в какой форме дискуссии относительно легальности или окончательного характера воссоединения Бессарабии с Румынией. Однако само собой понятно, что если Республика Советов пожелала бы заключить договор с правительством Румынии относительно последствий этого воссоединения, мы могли бы вступить на этот путь. Впрочем, так как Республика Советов нам предложила включить в программу вопрос о навигации по Днестру, каковой пункт мы согласились принять в качестве предмета дискуссии, мы тем самым затронули ряд вопросов, вытекающих из присоединения Бессарабии к Румынии». Румынская делегация вновь напомнила, что вопрос о румынских ценностях «является одним из главнейших требований румынского правительства».[189]
Вечером 6 октября Карахан вновь беседовал в частном порядке с Филалити и предложил ему, чтобы в качестве уступки Румыния взяла на себя обязательство «в случае войны, объявленной Советской России другим государством… сохранять нейтралитет на взаимной основе». Со своей стороны, Чичерин 10 октября запросил Карахана: «Указывали ли Вы Филалити, что с Румынией была война и все переданное нам есть добыча? Указывали ль, что самоопределение Бессарабии было комедией, протестовал даже сенатор Александр? Указали ль, что, пока мы не признали Бессарабию за Румынией, владение ею непрочно, ибо мы во всякий момент можем отнять, причем в Бессарабии уже теперь почти поголовное восстание даже молдаван». В тот же день румынская делегация вновь получила указание тянуть время. 11 октября Филалити запросил в Бухаресте инструкций относительно готовности признать УССР одной из договаривающихся сторон и сообщил, что советская делегация сохраняет за собой право поторговаться относительно признания Бессарабии частью Румынии.
17 октября министр иностранных дел Румынии Ионеску сообщил Филалити, что он «никогда не верил, что наши ценности будут нам возвращены, так же как я знал, что советское правительство не преследует иной цели, кроме возобновления дипломатических отношений с Румынией, чтобы отравить нашу страну революционной пропагандой, прячась за щит дипломатического иммунитета». Министр считал, что не следует переносить бессарабский вопрос в область внутренних проблем России, он всегда должен оставаться международным вопросом, а поэтому решено, «какими бы ни были последствия, не вступать в обсуждение вопроса о Бессарабии как программного пункта, подлежащего решению двумя правительствами». Ионеску одобрил высказанную на конференции позицию, сводившуюся к обсуждению вопроса о румынских ценностях до восстановления дипломатических и экономических отношений. Бухарест также отклонял предложение о гарантии нейтралитета в случае нападения на Советскую Россию третьего государства. Министр указывал, что в возможном соглашении следует «тщательно избегать слов о „мирном договоре“ или о „прекращении состояния войны“. Самым решительным образом мы стоим на том, что мы не находимся в состоянии войны и, следовательно, не имеем задачи заключения мирного договора».
В ответ на сообщения Карахана о ходе дискуссий в Варшаве Москва 21 октября решила «настаивать на участии Украины» и «применить взаимное погашение претензий или в форме поставки на конференции вопросов как о Бессарабии, так и о расчетах, или же путем устранения того и другого». В случае же «отказа румын от взаимного погашения претензий не останавливаться перед разрывом».[190] Таким образом, как и следовало ожидать, в вопросе о Бессарабии стороны остались при своем мнении. 25 октября советская делегация вновь заявила, что «Румыния располагает Бессарабией по праву военной силы и что на стороне Румынии в этом вопросе нет никаких легальных титулов. Единственным актом, могущим легализовать и оформить нынешнее фактическое положение Бессарабии, мог бы быть акт, исходящий только от России». Соответственно, конференция была прервана на неопределенный срок.[191]
11 ноября Москва снова просила Бухарест подтвердить факт нахождения Махно на румынской территории с целью выслать материал, обосновывающий просьбу о его выдаче советским властям. Румынской стороне вновь напоминалось, что «до тех пор, пока Россия и Украина не признали отделения Бессарабии и ее аннексии Румынией, все относящиеся к ней вопросы» будут их интересовать. «Ни решение, к тому же спорное, молдавского националистического общества, ни решения держав, которым Россия и Украина отнюдь не подчинены, не могут заменить для них их собственное решение и выражение их собственной воли». Именно будущая конференция могла бы всесторонне рассмотреть вопрос о Бессарабии и о решениях «Сфатул Цэрий». Вопреки заявлению румынского министра иностранных дел, согласие РСФСР и УССР обсуждать вопрос о судоходстве по Днестру не является признанием факта присоединения Бессарабии к Румынии с их стороны. Наоборот, в целом ряде деклараций Москва и Киев неоднократно заявляли, что «задача конференции состояла не в проведении границы между обеими странами, а лишь в проведении демаркационной линии, считаясь с фактической оккупацией Бессарабии румынскими войсками. Лишь договор между Румынией, с одной стороны, и Россией и Украиной — с другой, будет в состоянии изменить нашу точку зрения по этому предмету». Румынии напоминалось, что она нарушила соглашение от 9 марта 1918 г. и ныне находящиеся на ее территории петлюровские отряды готовят новые нападения на территорию УССР.[192]
16 ноября Ионеску направил в Москву ответную телеграмму, в которой заявлялось, что «королевское правительство никоим образом, ни прямо, ни косвенно, не примет претензий» относительно Бессарабии «ни от настоящего российского правительства, ни от его преемников, если таковые будут; к тому же эти вопросы волнуют только Россию. То, что Вы называете Бессарабией, т. е. Румыния между Прутом и Днестром, является составной частью Румынского королевства. Бессарабия, образовавшая самостоятельное государство, воссоединилась с Румынией, и это воссоединение не может быть предметом дискуссии ни для кого. Суверенное право Румынии не вытекает из соглашения, заключенного в Париже 28 октября 1920 г… а является результатом акта воссоединения, совершенного представителями Бессарабии, акта окончательного и не нуждающегося ни в каком другом подтверждении. Четыре державы лишь признали суверенитет Румынии, так как имели право закрепить с точки зрения международного права ситуацию, сложившуюся в Европе в результате войны». С точки зрения Бухареста, обсуждение вопроса о судоходстве на Днепре с участием Румынии служит признанием того факта, что она имеет право решать эти вопросы, которые обычно решаются прибрежными государствами в том случае, если речь идет о пограничных реках.[193]
Налет на Тирасполь
Инциденты на Днестре продолжались. Так, согласно сводке штаба войск ВУЧК от 25 ноября, «17 ноября 185-й батальон: в дер. Роги (6 верст севернее Дубоссары) часовым была замечена лодка, переплывавшая на нашу сторону с 2 неизвестными. В момент обнаружения лодки и выхода неизвестных на наш берег часовой находился в 5 верстах восточнее переправы. Сделанные неизвестными 7 выстрелов ввиду дальности и кустов не достигли цели. Расследование в указанных местах никакого результата не дало. 186-й батальон: 11 ноября в 15 часов в районе дер. Цыбудьна (4 версты северо-западнее Ягорлык) наш часовой был обстрелян с румстороны румкавалеристами несколькими выстрелами. С нашей стороны ответа не было… На участке 2-й роты наш конный патруль 12 ноября в 14 часов в районе дер. Сорцен был обстрелян с румстороны».[194]
В разведсводках 51-й стрелковой дивизии, дислоцировавшейся на левом берегу Днестра, от 19 ноября отмечалось, что «3–4 дня тому назад якобы атаман Гуляй-Гуленко отправился к Заболотному в Бирзульский район», а «по данным губчека 19 или 20 ноября петлюровское командование намерено переправить с территории Румынии в районе Тирасполь-Дубоссары неизвестные части и соединиться таковыми с отрядом Гуляй-Гуленко… затем совместными действиями овладеть Одессой и поднять в последней восстание. Бендерская группа петлюровцев должна переправиться в трех пунктах: 1) Кицканы (район Тирасполя); 2) село Парканы; 3) Суклея (5 верст южнее Тирасполь). В указанных пунктах якобы имеются перевозочные средства примерно на 300 человек в каждом. Против Дубоссар намечена переправа 200 человек».[195]
Вечерняя оперативная сводка штаба ХВО № 04821/оп от 19 ноября 1921 г. сообщала, что «по донесению комбрига 28 пограничной на рассвете 19 ноября банда численностью 150 штыков под командой Пшенник перешла румграницу в районе Парканы (8 верст западнее Тирасполь) и, оттеснив части 184-го погранбатальона, совместно с восставшим населением района Терновка-Парканы заняла последние, вырезав коммунистов. В 9 час. 19 ноября банда заняла западные предместья гор. Тирасполя, откуда после короткого боя с частями 2-го батальона 451-го полка банда была отброшена в западном направлении, потеряв убитых, раненых и пленных, в числе последних два офицера. Батальон 451-го полка совместно с тираспольским гарнизоном, продолжая преследование банды, в 14 час. занял Парканы-Терновка, банда же, рассеявшись, ушла в северном направлении. Во время боя с бандой убит комбат 2 — 451-го полка. Части 184-го погранбатальона, сосредоточившиеся в Тирасполь, вновь развернуты по румгранице своего участка, 2-й батальон 451-го полка — Парканы. Маневренную группу 151-й бригады в составе 451-го и 453-го полков и команд пеших разведчиков дивизии, отбывающих лагсбор в районе Черный Кут-Исаево (2–7 верст южнее Черново), приказано перебросить: 453-й полк и команды пеших разведчиков 151-й бригады — район Петроверовка, 451-й полк — Цебриково (30 верст северо-восточнее Тирасполь), откуда вести усиленную разведку в общем направлении на Тирасполь, выделив для указанной цели не менее 3-х сильных отрядов. Комбригу 152 — маневренную группу в составе 152-й бригады и кавполка 51, поддерживая беспрерывную связь с 186-м погранбатальоном, штабригом 71 24-й дивизии и штабригом 153 иметь в боевой готовности».
Согласно вечерней оперативной сводке штаба ХВО № 04283/оп от 20 ноября: «По донесению комполка 451, банда Пшенника вечером 19 ноября на лодках, поданных румсолдатами, переправилась обратно на правый берег Днестра (место переправы не указано). По дополнительно полученным сведениям в результате боя у Тирасполя и Парканы взято в плен 15 петлюровцев и 180 повстанцев». Оперативная сводка штаба ХВО от 23 ноября сообщала, что «на участке 28-й погранбригады спокойно. По дополнительным сведениям, банда Пшенника переправилась на румсторону 19 ноября в районе Терновка (8 верст западнее Тирасполь); переправа совершена на лодках, поданных румынсолдатами».
Разведсводка 51-й стрелковой дивизии от 21 ноября сообщала, что «банда петлюровцев численностью в 150 человек при 1 пулемете Кольта в 5 часов 19 ноября против села Бычек (южнее хутора Плоский) произвела переправу на нашу сторону частью на лодках, частью вброд. Часовые, заметив переправу, открыли огонь, отходя к штабу войск поста в селе Бычек. По тревоге взвод рассыпался в цепь, и завязался бой с бандитами, но благодаря численному превосходству у последних, погранстрелки начали отходить в направлении Токмогзея (5 верст северо-западнее Тирасполь), потеряв 2 убитыми и 3 ранеными. Переправившаяся банда разделилась на две группы: одна из них двинулась в село Парканы, другая по направлению Токмогзея, но, встреченная подошедшими частями 185-го батальона, в результате боя была отброшена частью обратно на румсторону, и часть направилась вслед за первой группой на Парканы. С подходом банд к Парканам с румстороны напротив указанного села начинает переправу новая банда 60–70 человек. Одновременно с этим в Парканах поднимается восстание крестьян, которые напали на штаб 18-го кавэскадрона, полвзводf комсвязи и хозкоманду, захватили 2 пулемета Максима и 1 — Шоша. Под давлением бандитов и повстанцев-крестьян взвод первой роты 184-го батальона отошел и занял позицию восточнее Парканы, где к нему присоединился еще один взвод, завязалась перестрелка. В результате бандиты оттеснили взводы к Тирасполю, заняв предместье Тирасполя Крепостная слободка. Приведенными в порядок частями гарнизона Тирасполь банды были отброшены, и к 14 часам нами заняты Парканы, причем при отступлении повстанцы бросили все пулеметы, захваченные в 18-м кавэскадроне, а также и свой пулемет. К 22 часам охрана границы восстановлена, часть бандитов на поданных румсолдатами лодках переправилась в Бессарабию. Национальный состав банды украинцы и незначительная часть поляков, имелось национальное украинское знамя и прокламации на немецком языке. Потери с нашей стороны выясняются, убит помкомэскадрона 18 и около 20 кавалеристов и ранено комэскадрона и около 10 кавалеристов».[196]
21 ноября 1921 г. начальник полевого штаба войск ВУЧК Евдокимов и особоуполномоченный по действующим бандам Гофицкий направили в Москву, Киев и Харьков экстренную оперативную сводку, в которой сообщалось, что «по донесениям ОГЧК и штабрига 28, полученным 21 ноября в 15 часов (нарочным), 19 ноября вечером в районе между Варницей и Гура-Быкулуй переправился отряд в 150 человек под командой Пшенника, во главе отряда Емельянов, Батурин, Дедученко, Желобаев и полковник Пукалов. После переправы они разбились по группам: Батурин уехал в Плоское для поднятия восстания, Емельянов, Дедученко, Желобаев, Пшенник и Пукалов в Парканы, где подняли восстание и начали наступать на Тирасполь. Наступление отбито. По полученным сведениям, Емельянов ранен. Банда главным образом рассчитывает на восстание. Необходимо срочное подкрепление на случай объединения всех бандитов. Вооружения у них мало. Румыны содействовали переправе. Допускается возможность переправы подкрепления с румберега сегодня. По дополнительным агентурным сведениям и показаниям захваченных петлюровских разведчиков, за первой группой последует высадка численностью свыше 1 200 бандитов. По последним сведениям, Гуляй-Гуленко с отрядом, высадившись в районе Вадрешково, пробивается в Ольгопольщину для соединения с бандой Заболотного и отрезать Бирзульский уезд от Одессы. По линии чека приняты экстренные меры к широкому освещению движения противника закордона на румстороне, а также в прикордонной полосе».[197]
Вечером 22 ноября оперативная сводка штаба войск ВУЧК сообщала, что, «по сведениям Одесской губчека, основанным на донесении штабрига 1, в районе между с.с. Варница-Гута Бакулуй (Румыния) 15–20 верст северо-западнее Тирасполя переправился отряд в 150 человек под командой генерала Пшенника (очевидно, один из отрядов Гуляй-Гуленко). После переправы отряд разбился на несколько групп: одна во главе с Батуриным ушла в направлении Плоское в 10 верстах севернее Тирасполя для поднятия восстания. Вторая во главе с Пшенником, Емельяновым, Дудушенко, Желоваевым и Пукаловым — с. Калканы в 3 верстах западнее Тирасполя. Наступление было отбито. Емельянов, по сведениям, ранен. Со слов захваченных петлюровских разведчиков за первой группой последует высадка отряда свыше 1 200 человек. По дополнительным сведениям, сам Гуляй-Гуленко якобы высадился в районе Вадрашков 60 верст юго-западнее Ольгополя, пробирается на Ольгопольщину для соединения с бандой Заболотного, имея главной задачей отрезать Бирзульский уезд от Одессы. Сведения проверяются».
Согласно оперативно-информационной сводке № 195 от 23 ноября, «банда, произведшая 19 ноября налет на Тирасполь, переправилась с румстороны в районе с. Бычка (18 верст восточнее Плоского) под командованием петлюровского полковника Пшенника, его помощников Хорунжаго и Парайка при деятельном участии Цукалаго, Емельянова, Невицкого, Иващенко, Батурина, Желобаева и др. Банда вышла из Бендер, переправилась при содействии румын, причем активное участие принимали румкапитаны из штаба 3-го румкорпуса Статулеско и Марларли, которые содействовали переправе и обещали дать оружие. Вначале переправилось 34 человека, вооруженных винтовками, револьверами и гранатами, под командой полковника Шарапко. Переправе содействовал также предкомнезаможних с. Бычка Ланцев (бывший комендант г. Тирасполя). Вторая группа бандитов под командой Батурина численностью 30 человек направилась на Плоское с целью поднять восстание, которая им и удалась, а остальные двинулись на Варница (18 верст северо-восточнее Тирасполя), где захватили 3 пулемета, убили 13 красноармейцев и двинулись на Тирасполь, откуда были выбиты, а также были отбиты и взятые 3 пулемета, причем банды рассыпались по прилегающим селам с целью переправиться обратно в Румынию. Румыны принимали обратно бандитов и открыли стрельбу по нашим частям, дабы дать возможность переправиться остальным бандитам. Во время переправы много бандитов утонуло в Днестре. Во время боя были захвачены прокламации на немецком языке к немцам-колонистам за подписью Петлюры, Гуляй-Гуленко и Поплавского, а также два национальных украинских флага. Из допроса арестованных выяснилось, что в районе Аккермана против Маяки собирается переправляться на нашу сторону Гуляй-Гуленко во главе с 27 казаками, рассчитывая на содействие местных крестьян и предполагая двинуться на Бирзулу».
Новые подробности налета на Тирасполь содержатся в сводке штаба ХВО от 25 ноября: «По дополнительным сведениям банда Пшенника переправилась на нашу сторону в районе 4 версты севернее Парканы частью на лодках, частью вброд. После короткого боя со взводом 184-го погранбата, отошедшего вследствие малочисленности к Тирасполю, банда, разделившись на две группы, одной направилась на Парканы, другой — Тирасполь, на пути к которому была встречена и отброшена частями 1-й роты. Часть этой группы ушла обратно в Румынию, другая — присоединилась к первой группе. С подходом первой группы к Парканы с румстороны начала переправу другая банда 60–70 человек и одновременно в Парканах бандитами было поднято восстание. Из Паркан банда, оттеснив части 184-го батальона, направилась в Тирасполь. Встреченная у Тирасполя частями гарнизона, банда была отбита и ушла на Парканы. При отступлении бандитами были брошены все пулеметы, захваченные у 184-го погранбата, и 1 пулемет, вывезенный бандой из Румынии. Обратный уход банды через Днестр совершался в районе Терновка на лодках, поданных румынсолдатами. Национальный состав банды украинцы-петлюровцы и незначительная часть поляков. Банда переправилась с национальным украинским знаменем и прокламациями на немецком языке».
В этих условиях 19 ноября было принято постановление СТО, согласно которому пограничные войска ВЧК были сменены на границе полевыми войсками Красной армии.[198] Лишь почти год спустя, 27 сентября 1922 г., новым постановлением СТО охрана границы была передана в ведение ГПУ, в рамках которого создавался отдельный пограничный корпус.[199] 24 ноября 1921 г. председатель Военного совета Украины и помощник командующего всеми вооруженными силами Украины и Крыма направил РВС КВО следующее распоряжение: «Переход петлюровцев в районе Тирасполя имеет громадное значение в области международных отношений, поэтому Военсовет предлагает вам срочным порядком собрать и представить следующие разведывательные сведения: 1) точное наименование войсковых частей, коим принадлежат перешедшие у Тирасполя с румстороны банды; 2) о содействии, оказанном румынскими погранчастями при переходе банд на нашу территорию и обратном возвращении; 3) каким путем снаряжалась банда на румынской территории и каковы были ее намерения; 4) фамилии взятых в плен офицеров и их показания».[200]
Согласно разведсводке 51-й стрелковой дивизии от 29 ноября, по опросам пленных и арестованных выявлено, что банда Пшенника за день до переправы получила из Кишинева при содействии 3-го румынского корпуса 16 винтовок и 15 патронов на каждую. Оружие выдавалось на берегу перед самой переправой. Поскольку оружия было мало, командир 7-й погранроты капитан Станеско своей властью выдал еще 16 гранат. Остальным членам банды было заявлено, что в Парканах их ждут 650 винтовок и 15 пулеметов. Переправа проходила в течение почти 2 часов на 1 лодке по 7 человек. При переправе присутствовали командир 7-й погранроты и солдаты румынской погранстражи. Все это они делали якобы за деньги, не имея никакого официального приказа. Военное министерство требовало убрать банду из Бендер в лагеря, но штаб 3-го корпуса использовал банду в своих собственных целях. После отхода из Тирасполя банда разделилась на две группы. Одна во главе с Дудиченко, Пукаловым и Желабаевым ушла на хутор Бычек и днем 19 ноября вернулась на румсторону. Вторая группа во главе с Пшенником и Емельяновым переправилась у моста в Парканах. Часть бандитов разбрелась по хуторам и городу.
Для расследования дела о налете банд на Тираспольский уезд была создана комиссия под председательством Богданова, которая, рассмотрев представленные материалы Одесской губчека, пограничных войск, частей Красной армии и тираспольского гарнизона, 3 декабря 1921 г. составила заключение. Этот документ позволяет более подробно представить события в районе Тирасполя. 18 ноября контролер поста с. Бычек Юрьев предупредил командира взвода 1-й роты 185-го батальона ВЧК Буренина, что ночью ожидается переправа с румынского берега. Когда стемнело, Юрьев, Буренин и еще 2–3 человека вышли на берег и увидели сигнализацию, на которую кто-то, по-видимому, отвечал с нашего берега. Несколько позже на нашем берегу кто-то стал бить в доску, подавая тем как будто сигнал. Берег был тщательно осмотрен, но никого и ничего обнаружено не было. Все вернулись в помещение кордона. Около 23 часов часовой сообщил, что на воде замечена лодка. Взвод, поднятый по тревоге, выступил к берегу. Там увидели 10–15 человек, высадившихся на берег. Началась перестрелка. Расстреляв патроны, взвод вернулся в помещение кордона за боеприпасами. Выйдя второй раз к берегу, взвод услышал команду: «Первая рота вправо, в цепь марш», — после чего командир взвода отдал приказ отойти от берега за бугор за деревню, где красноармейцы простояли 2 часа.
Прикрепления:
Добавить в:






Сообщение отредактировал
[ (MD) ]
Форум с.Парканы » Форум сайта Парканы. » село Парканы » Конференция в Варшаве (Конференция в Варшаве)
Страница 1 из 11
Поиск:



Чтобы добавить сообщение, необходимо авторизоваться.
© 2013 | | Карта сайта
Перевести: